15 октября 2013

Из журналистов в риэлторы.

Генеральный директор компании Welhome Анастасия Могилатова верит в счастливый случай и в то, что успеха добиться можно через смирение.

- Раньше, – рассказывает она, – я стремилась развивать в себе такие качества, как целеустремленность, настойчивость, умение идти напролом, но жизнь убедительно доказала мне, что далеко не всё в ней зависит от меня, а гордыня и гиперактивность порой мешают нормально жить.

Корреспондент отдела культуры сибирского филиала издательского дома «Коммерсант» Анастасия Могилатова приехала в Москву в ноябре 1996 года. В планах новосибирской журналистки было устроиться на работу в столичную газету «Коммерсант», но не сложилось. Незадолго до её приезда в Москву генеральным директором издательского дома стал Леонид Милославский, и там проходила серьёзная реорганизация. Журналисты увольнялись целыми отделами, а на их место приходили новые. В этот период в «Коммерсант» пришли Андрей Колесников, Глеб Пьяных и Наталья Геворкян. Анастасию попросили подождать пару месяцев, пока страсти не улягутся.

- Но эти пару месяцев надо было как-то жить! Я бродила по Москве, подробно изучая её, думала, чем заняться, и вот тогда мне попалась на глаза газета с рекламным объявлением о наборе людей на бесплатные курсы риэлторов.

Закончив курсы, Анастасия Могилатова пошла работать в агентство недвижимости «Юго-Запад». Потом было ещё несколько компаний, работавших в сфере недвижимости. А в начале 2000-х годов её позвали брокером в элитное подразделение агентства недвижимости «Домострой», принадлежавшего бизнесмену Дмитрию Молчанову. Компания специализировалась на сделках с жильём в массовом сегменте, а элитное подразделение образовалось, по большей части, с целью поддержания имиджа крупной структуры, присутствующей во всех сегментах. К тому же для агентства элитной недвижимости бренд «Домострой» – довольно сомнительное название. Однако Молчанов и слышать не хотел ничего о том, чтобы отделить элитчиков под собственным брендом.

- «Домойстрой» оказался хорошим уроком. Нашим подразделением никто не занимался. У нас не было ни опытных руководителей, ни внятной концепции развития. Всё держалось на инициативе нескольких брокеров, которые самостоятельно занимались продвижением услуг подразделения, привлечением объектов, что-то покупали-продавали. Думаю, если бы меня не пригласили на работу, а я сама выбирала бы агентство, то конечно, никогда бы не выбрала эту компанию, а пошла бы, наверное, в «Пенни Лэйн», «Калинку» или «Блэквуд» – не знаю, куда именно, но уж точно не в «Домострой».

Было понятно, что система работает неэффективно. Зато в компании с отлаженной структурой и чётким распределением функций между сотрудниками мне было бы сложнее научиться делать весь комплекс работ от привлечения клиента до оформления сделки. На протяжении трёх лет работы в «Домострое» мне постоянно хотелось что-то усовершенствовать, изменить.

Непрофильный инвестор.

Изменить систему, находясь внутри неё, практически невозможно. Зато в 2004 году Анастасии представилась возможность создать собственную структуру с нуля. В «Домострое» появился клиент – банкир, которому она помогла осуществить несколько сделок купли-продажи. Спустя год клиент предложил брокеру создать собственное агентство элитной недвижимости. И в 2004 году на рынке элитного жилья столицы появился новый игрок – компания Welhome, в котором Анастасия Могилатова была генеральным директором и имела скромную долю 5%.

«Компания с долгами, мне самой завтра рожать – я была не самый интересный партнёр и сама это понимала».

- Что такое непрофильный учредитель, я в силу недостатка опыта тогда ещё не понимала. Многие считают, что это счастье… Конечно, в непрофильном инвесторе есть определенные плюсы – он знает бизнес поверхностно, поэтому, как правило, ни во что не вмешивается, в результате ты получаешь огромный карт-бланш, полную свободу действий. Но есть и другая сторона – у непрофильных инвесторов нет возможностей помогать развитию бизнеса, у них совершенно другие интересы.

Проходит какое-то время, и ты понимаешь, что помимо денег, которые инвестор вложил в бизнес – а через пару лет эта сумма ему возвращается, – от непрофильного учредителя нет никакой помощи. Такой учредитель скорее тормозит развитие компании: заработанные деньги не вкладываются в бизнес, а постоянно из него выбираются. Более того, подобное отношение к компании подрывает ее стабильность, так как не способствует формированию резервов «на чёрный день».

Осенью 2008 года, с началом кризиса, в компании Welhome, не имевшей подушки безопасности, произошёл «кассовый разрыв». Компания начала обрастать долгами, задерживать зарплату сотрудникам, комиссионные брокерам, плату за аренду офиса.

- На сокращение расходов всегда требуется какое-то время, а доходы тогда упали в одночасье. Тогда-то я и поняла главный минус непрофильного учредителя: бизнесмены первым делом всегда избавляются от непрофильных активов. Я очень рассчитывала на его помощь, но он заявил: «Разбирайтесь сами» и плавно отошёл от дел.

С учредителем Анастасия Могилатова разошлась в начале 2009 года. К этому времени у Welhome не было денег даже на рекламу. Компанию надо было закрывать. Но оказалось, что закрыть её не менее сложно, чем сохранить, ведь в этом случае необходимо одномоментно погасить все долги. Анастасия провела совещание с ключевыми сотрудниками. Решили продолжить работу, заморозив ряд направлений – в частности, инвестиционных проектов, консалтинг и др. С бывшим партнёром договорись о выкупе его доли в долг с большим дисконтом. Банкир попросил относительно небольшую сумму, по крайней мере, в сравнении с основным долгом компании, но пессимизма к общей ситуации она добавляла.

«Я – не Анастасия Могилатова, не жена, не мать, не дочь, не директор компании Welhome, а что-то другое, то, что за всеми этими оболочками»

- Впрочем, главная проблема была в том, что на тот момент я была беременна и в мае собиралась рожать. Ситуация, плохо совместимая с грузом большой ответственности и полной неопределенности. К тому же не все сотрудники компании, включая тех, на чью поддержку я особенно рассчитывала, поверили в то, что я действительно хочу сохранить компанию и в состоянии это сделать, учитывая мои личные обстоятельства. Был очень сложный для меня период, в апреле девятого, когда день за днём из компании уходили люди, иногда прихватив с собой последние деньги. Но большинство сотрудников, в том числе, ключевые брокеры, остались — уверена, не потому, что им некуда было пойти.

Я решила найти инвестора: с непрофильными больше связываться не хотела, поэтому вела переговоры с коллегами. Никто не говорил мне «нет» напрямую, все, конечно, обещали подумать. Компания с долгами, мне самой завтра рожать – я была не самый интересный партнёр и сама это понимала. Желающих купить Welhome в то время так и не нашлось.

Бизнес поневоле.

К середине мая дела в компании по-прежнему оставляли желать лучшего. Однако, в связи с приближающимся рождением ребёнка, гендиректор компании была вынуждена пустить ситуацию на самотёк и разослала сотрудникам письмо о том, что переходит на удаленный режим работы. Как только она это сделала, дела Welhome пошли на поправку. Анастасия гуляла по Серебряному бору, готовясь к рождению ребёнка, а ей почти каждый день звонили брокеры, сообщая об успешно прошедших переговорах и внесенных задатках.

- Пошла очень яркая положительная динамика. Конечно, и рынок в это время начал оживать, но я четко осознала крайне значимый для меня момент: я отпустила ситуацию – и она сама выправилась. Потом в десятом году было несколько спадов и подъёмов, но уже к 2011 году компания полностью расплатилось с долгами, в том числе и с долгом бывшему партнёру.

Теперь я по-другому отношусь ко многим вещам: не стараюсь изменить ситуацию через силу. В последнее время увлеклась работами индийских философов, таких как Джидду Кришнамурти, Рамана Махарши. Большинство людей культивируют своё эго, а эти философы призывают полностью отказаться от него: другими словами, мне необходимо осознать, что я – не Анастасия Могилатова, не жена, не мать, не дочь, не директор компании Welhome и не куча других ипостасей, а что-то другое, то, что за всеми этими оболочками. Правда, сделать это не так-то просто…

Читайте также:

Как совместить семью и карьеру: десять заповедей мамы-бизнесвумен

Сколько зарабатывают элитные риэлторы

Использование материалов Интернет-журнала «Элитное.ру» возможно только при соблюдении правил.