13 февраля 2015

Пьер родился в городе Меда в итальянской провинции Брианца, которая издавна славится производством элитной мебели ручной работы. Свою страсть к работе с интерьерами он перенял от отца вместе с фамильным делом, сегодня превратившимся в небольшую мебельную фабрику. Прежде чем попасть в Россию, синьор Бузнелли некоторое время работал на Ближнем Востоке, оформляя интерьеры самых дорогих и элегантных отелей класса «люкс», административных зданий и частных резиденций шейхов.

В нашей стране ему довелось управлять реставрацией мебели в Большом Кремлёвском дворце под руководством Ильи Глазунова (именно в этот период его и прозвали «человеком Кремля»), появились первые российские клиенты, а затем Пьера пригласили читать лекции и давать мастер-классы в Московской художественно-промышленной академии им. С.Г. Строганова. Так какими итальянский мастер видит своих клиентов, российский рынок и почему не каждой жене можно доверить обустройство интерьера? А также о том, что изменилось за последние годы во вкусах наших соотечественников, какие тенденции входят в моду на его родине и как правильно реагировать на любой кризис.

О московском рынке, итальянских мебельщиках и новом кризисе.

- Сегодня Москва переполнена: сюда пришли практически все итальянские производители и фабрики. Это неудивительно, ведь ваш рынок очень богатый и каждый хотел здесь быть, не желая упустить момент. В то же время многие из них заинтересованы лишь в том, чтобы выгодно продать товар не самого высокого качества. Но московский потребитель уже требует скидок – русскому рынку нужна цена, а не качество. Это может привести к тому, что отсюда уйдут небольшие компании, производящие уникальные вещи.

Я вижу, что многие проекты на рынках России и Украины действительно сейчас приостановились, ведь никто не знает, что ждет нас в ближайшие шесть месяцев. У клиентов есть бюджеты, но как ими распорядиться, увеличить или, наоборот, уменьшить, они не понимают. В состоянии такой неопределённости итальянским компаниям работать тяжело, они даже готовы давать скидки, но это не совсем верный путь. В такой ситуации небольшие производства могут разориться: они производят коллекции, которые люди не в состоянии купить.

Стилизации входят в моду.

- Сегодня экономия – это общая тенденция, она заметна во всём мире. Недавно мы подбирали мебель для двух крупных отелей в Саудовской Аравии и обнаружили, что даже арабские шейхи не готовы к большим затратам – мол, сейчас не время. Но требовали при этом высокого качества. Кстати, некоторые клиенты просят делать им мебель в стиле известных дизайнерских домов, например Армани. Такая стилизация – не точные копии, конечно – сейчас очень востребована, это можно назвать даже трендом последнего времени. Люди счастливы, что купили стул в стиле Армани за 2,5, а не 16 тыс. евро, – главное, похоже и качество хорошее.

Преодолеть кризис.

- Кризис в Италии длится уже лет пять, что ощущается на самом стиле жизни. Преодолеть дизайнеры его смогли двумя способами. Первый – создавать нечто совершенно новое, а второй – ориентироваться на что-то из прошлого, что было удобно и хорошо для тебя когда-то. В итоге многие большие бренды стали производить мебель или использовать идеи периода 1950–60-х годов. Возможно, вы заметили, что некоторые современные тенденции в интерьере сильно перекликаются с модой 60-х. Это происходит потому, что многие клиенты росли в тот период и для них безопаснее ощущать себя частью прошлого.

Для такого «стиля» характерно большое количество пастельных или серых цветов – все то, что может использоваться в доме долго, на протяжении десяти лет. А ещё пять лет назад, до кризиса, человек мог покрасить стены в оранжевый цвет с мыслью, что через два года его поменяет, как платье. Сегодня же фабрики пытаются вновь производить то, что может использоваться годами, заодно и расходы оптимизируются.

О разнице между итальянцами и русскими.

- У наших народов разнится сам подход к обустройству дома. В России я всегда работал с состоятельными клиентами и, возможно, не очень хорошо знаю о потребностях обычных российских покупателей. А в Италии работаю с обычными людьми. И вижу, что почти 80% внимания итальянских дизайнеров обращено к кухне, которую мы называем сердцем, очагом дома.

Многие объединяют гостиную со столовой, так как у нас в стране действительно культ еды, есть даже несколько телеканалов, посвящённых исключительно этой теме. Мы сфокусированы на кухне: здесь женщина проводит большую часть своего времени, сюда мы приглашаем друзей и общаемся, обсуждаем все что угодно. Это своего рода место для шоу – кулинарного, если хотите. А ещё в 60–70-е годы кухня у нас была маленькой, с закрытой дверью, обособленной и замкнутой. Сегодня мы объединяем пространства кухни и столовой, открываем их для гостей, а вот спальни, наоборот, становятся все меньше: люди приходят сюда, только чтобы спать.

Неважно, кто займется ремонтом, главное – чтобы у него был вкус.

- Часто мужчине не хочется вдаваться во все детали обустройства дома, он отдаёт жене инициативу и говорит: о’кей, это твоя работа, занимайся, вот тебе деньги, только не трогай меня. С такой ситуацией мы сталкиваемся во многих странах, и скажу, что иногда это ужасно. Потому что, увы, далеко не всегда у женщины есть правильное понимание архитектурной культуры или дизайна, да и со вкусом не у всех хорошо. Многие совершенно не заботятся о деталях и просто выбирают мебель из журнала.

К примеру, один мой богатый друг дал возможность своей прекрасной жене поиграться с домом, лишь бы его не трогала. Она насмотрелась журналов, в одном из которых увидела картинку: розовый стол и стул напротив широкого окна с видом на океан, и тут же захотела такую же комнату в своём доме. Мы согласились, что картинка выглядит хорошо, но лишь за счёт контраста, создаваемого сочетанием розовой мебели и голубого океана. Если же ты, например, живёшь в доме в Барвихе и твои окна выходят только на деревья, вряд ли эта мебель будет смотреться так же хорошо. Вот почему очень важно помогать клиентам не просто выбирать мебель с картинки, а сочетать её со всем остальным, что есть в доме, и учитывать их стиль и образ жизни.

О русских архитекторах, которые не любят дизайнеров.

- Увы, но не всегда ваши архитекторы работают с деталями в связке с дизайнером или специалистом по интерьеру. Часто они следуют неким клише, по их мнению, соответствующим жизни состоятельных людей. В одном из проектов, с которым мы работали, российский архитектор не продумал полностью организацию электрики по дому. Я спросил: «А сможет ли клиент выключить свет с пульта лежа на софе? – Зачем? Ведь за него это сделает прислуга», – ответил мне архитектор. Или другой случай: в доме на Рублёвке архитекторы спроектировали такую кухню, где было совершенно невозможно… готовить. Когда там что-то варили, дым скапливался наверху и не рассеивался. На разумные претензии хозяев автор проекта заявил, что в принципе клиенту не особо и нужна кухня в доме. В итоге получается, у вас проектируют только коробку, что, на мой взгляд, не очень правильно: ведь клиент же будет жить не в коробке.

О принципах работы.

- Начиная работу с проектом, я должен знать, как клиент передвигается по дому, как ест, сможет ли он жить в доме а-ля Версачи или ему нужно что-то более консервативное. Для клиента дизайнер должен быть портным, а не просто потратить его деньги. Я стараюсь быть микс-дизайнером – сочетать разные стили, работать с разными направлениями, собирать новые идеи, путешествуя по миру, и внедрять их в своей работе.

Мода на золото в России прошла.

- У вас в стране люди быстро заработали состояния, а вот понимания культуры денег не было. В итоге богатые виллы с классическими интерьерами, где вся мебель покрыта золотом, стали одним из способов показать свой высокий уровень. Сегодня клиенты выросли, в стране сформировалась другая культура, дети состоятельных людей ездят учиться за рубеж и мода на золото, слава богу, прошла.

Однако классический стиль в целом преобладает. Эту тенденцию можно заметить, если сравнить две мебельные выставки: вашу в «Крокусе» и нашу в Милане. Если у нас 80% экспозиции это современный дизайн и лишь 20% классики, в России всё происходит с точностью наоборот.

О роскоши.

- Роскошью сегодня стало пространство и что-то осязаемое, что можно трогать и понимать: ты действительно богат. И при этом необычное. Именно поэтому люди предпочитают отдых на дорогом курорте на Мальдивах, где есть только пустой дом и больше ничего, а не быть частью системы в дорогом семизвёздочном отеле. Иногда стол и два стула в аскетичном стиле – это и есть роскошь.

Текст опубликован в журнале “Мир и Дом” №12, 2014

Читайте также:

«Я поклонник «хрущёвок» как архитектор, декоратор и потребитель»

Элитная мебель: какие раритетные предметы пользуются спросом у владельцев дорогого жилья

Использование материалов Интернет-журнала «Элитное.ру» возможно только при соблюдении правил.