27 сентября 2013

Детство.

Родилась я в Москве, в районе Мосфильма. Мой дом стоял практическим там, где сейчас построен жилой комплекс «Дом на Мосфильмовской». Папа работал в съёмочной группе, постоянно ездил по стране, дома бывал лишь три-четыре месяца в году. А мама – домашняя хозяйка.

Училась я в «Школе Ямбурга», а любимыми предметами были обществоведение и история, во многом благодаря директору школы, который сам был очень увлечён историей. После школы поступила в РГГУ, на историко-архивный факультет. Однако к третьему курсу поняла, что с историческим образованием далеко не уедешь.

Стала присматриваться к банковской сфере. Решила перевестись в какой-нибудь финансовый институт, тем более что с математикой у меня никогда проблем не было. Хорошо, что перед тем как предпринять какие-нибудь конкретные шаги, я устроилась на работу в банк. Устраивалась я туда около месяца – проверка была как на режимном предприятии. Потом неделю проработала, поняла, что это не моё – очень скучная и монотонная работа. Через месяц уволилась и распрощалась с идеей о переводе в финансовый институт. Но к этому времени в РГГУ появился факультет маркетинга, куда я и перевелась.

Карьера.

На третьем курсе института я устроилась в британскую компанию, которая занималась BTL и промоушеном. Начинала я с промоутера, но за полгода продвинулась до менеджера по проектам. А через несколько лет перешла с агентской стороны на клиентскую – в компанию, работающую в секторе FMCG.

Довольно долго я работала в маркетинге, а параллельно интересовалась недвижимостью. В 1998 году купила свою собственную квартиру, с чего все и началось. Арендовала квартиры, покупала, делала ремонт и продавала. Это привело к тому, что в середине 2000-х годов мне предложили возглавить в компании Knight Frank направление жилой недвижимости. На обдумывание предложения ушло примерно полгода. Во-первых, на тот момент я уже занимала должность директора по маркетингу в крупном подразделении фармацевтической компании Novartis – хороший доход, высокий социальный статус.

Друзья и сослуживцы были шокированы даже тем, что я всерьёз задумалась над предложением Knight Frank. В их интерпретации это выглядело примерно так: «Катя решила стать риэлтором!». Стоит учесть, что элитного рынка в то время почти не было, и риэлторы у большинства ассоциировались с прожжёнными и нагловатыми дамами из 90-х. Но в маркетинге потребительских товаров мне было скучно: последнее десять лет я делала по сути одно и то же, а карьера уперлась в потолок. И я решила рискнуть.

Я поняла, что необходимо развиваться и двигаться дальше, а для этого нужно выходить из зоны комфорта. Наёмная работа стала для меня такой зоной.

Стоит отметить, что к этому времени я разочаровалась в маркетинге. Когда эта индустрия зарождалась, то подразумевалось выявление потребностей и решение проблем клиента. А сейчас это, в первую очередь, создание потребностей, зачастую избыточных. Нормальные человеческие ценности подменяются новой машиной, новой сумкой, новым телефоном. Чтобы добиться материальных благ, люди работают по 24 часа в сутки, делают карьеру, не уделяя внимания личной жизни, детям, а потом понимают, что это была гонка за иллюзией счастливой жизни.

В Knight Frank я проработала около семи лет. Создала с нуля успешный департамент элитного жилья. Вошла в состав директоров, стала партнёром. Потом поняла, что необходимо развиваться и двигаться дальше – а для этого нужно выходить из зоны комфорта. Наёмная работа стала для меня такой зоной.

Посовещалась с мужем, и решили, что мне надо открывать свою компанию. Кроме того, наши дети на тот момент жили в Монако, я летала к ним каждые выходные, но времени не хватало. Собственная компания давала возможность более свободно распоряжаться своим временем. В итоге в феврале 2010 года я стала партнёром британской компании Chesterton и вывела её на российский рынок.

Дети.

Детей, когда им было пять и семь лет, мы с мужем решили отправить в Монако. Москва – прекрасный город, и я лично его обожаю, но детям жить здесь очень сложно. Во-первых, в Москве они общаются с родителями, с нянями, с охранниками, но только не со своими ровесниками. Вторая проблема – пробки: когда сын начал учиться, то ему приходилось вставать в 6.40, садиться в машину и ехать в школу, и только вечером по пробкам, совершенно измотанный, он возвращался домой.

Муж считал, что это крайне пафосное место, и люди туда ездят лишь для того, чтобы показать свою новую машину, новую девочку, кольцо с бриллиантом.

Когда мы с мужем решили, что их надо увозить из Москвы, то изначально рассматривали несколько стран – Швейцария, Дубаи и Монако. Потом список стран стал стремительно сужаться. Муж был категорически против Дубаи, мне не понравилась Швейцария: мой ребенок случайно наступил какой-то женщине на ногу, и она на него накричала, да и довольно скучно там.

Монако изначально у нас стояло в этом шорт-листе на последнем месте: муж считал, что это крайне пафосное место, и люди туда ездят лишь для того, чтобы показать свою новую машину, новую девочку, кольцо с бриллиантом. Но когда мы как-то заехали на тихую окраину этого города, нам очень понравилось – всё тихое, камерное. Там живёт всего примерно 30 тыс. человек со всей Европы – англичане, немцы, французы и очень легко ассимилироваться. Лично меня очень подкупило, когда я увидела, что дети после школы, скинули ранцы и играли на пляже – ни охранников, ни нянь – сами по себе.

Теперь я уверена, что для жизни с маленькими детьми – это идеальное место в Европе. Дети в Монако жили с дедушками-бабушками и моим мужем – он ведёт бизнес в 18 странах и может находиться в любой из них. А я приезжала к ним каждые выходные: в четверг улетала из Москвы, в понедельник возвращалась.

Некоторые знакомые осуждали меня за то, что я не ежедневно с детьми. Но мыслей бросить работу у меня никогда не было. Главное, что дети меня уважают и восхищаются. Если ты всё время дома, то зачастую превращаешься для детей и мужа в нечто среднее между няней и домохозяйкой. Да и муж работающую жену больше ценит: любой мужчина по натуре охотник, а если жена сидит дома, то в его понимании, она никуда не денется. А если работает и развивается – то остаётся более желанной.

Прожили дети в Монако около пяти лет. Сейчас Джеймсу, старшему сыну, 13 лет, а Мэгги – десять. Недавно мы их забрали оттуда. Во-первых, наступил новый этап в образовании, во-вторых, в Монако живут люди, достигшие всего, что можно желать: там приятный релакс и отсутствует конкурентная среда. Если ребёнка выращивать в такой атмосфере, то, мне кажется, ему потом будет трудно в реальной жизни.

Сына несколько недель назад отправили учиться в Англию, и пока он там привыкает, планируем ездить к нему каждые выходные. Дочка сейчас с нами в Москве, но в будущем планируем ее тоже отправить на учебу в Англию. Но сначала, посмотрим, как там будет Джеймс– happy или unhappy.

Мне кажется, в наше время самое сложное для женщины – это состояться одновременно и в карьере, и в семейной жизни. У меня всё получилось: прекрасный брак, замечательные дети, интересная работа.

Увлечения.

Занимаюсь йогой, бальными танцами в студии Фреда Астера, немного психологией. Но это не очень серьёзные увлечения. Йога для меня, скорее, фитнес, чем духовная практика, а бальные танцы – приятный досуг. Главное же моё хобби – это дизайн квартир! Подбор материалов, цвета, дизайн-проект – этим я могу заниматься часами, днями, не замечая времени. Сейчас у меня одновременно идёт ремонт жилья в Монако и в Москве. Возможно, когда-нибудь дизайн перерастёт у меня из хобби во что-то большее.

На фото: Дизайн квартиры по проекту Екатерины Тейн.Квартира расположена в Москве, в районе Патриарших прудов.

Дом.

С начала 2000-х годов я сменила в Москве восемь квартир: какие-то из них покупала, какие-то арендовала… Сначала жила на Арбате, потом родились дети, и мы с мужем решили, что это не самое экологически чистое место в Москве. Переехали в Серебряный бор, потом было ещё несколько квартир. Когда дети уехали жить в Европу, я вернулась в центр города, на Пушкинскую. В настоящее время живём с дочкой в Покровском-Стрешнево, возле Англо-Американской школы. Когда она уедет, то снова перееду в центр, на этот раз, скорее всего, в Москва-Сити. А дом нашей семьи, в полном смысле этого слова, расположен во Франции. Летом там собирается вся наша большая семья, родственники – порой доходит до 30 человек. Я люблю это время и с радостью готовлю застолья для всего семейства.

Путешествия.

В детстве я очень мало путешествовала, хотя очень об этом мечтала. Меня быстро укачивало, и я не могла ездить в машине, транспорте, летать, естественно, тоже… Но с возрастом эти проблемы ушли. Первый раз я полетела в 18 лет в Крым, в Симферополь. И когда я поняла, что могу летать, то начала путешествовать на самолётах каждый месяц. Теперь практически каждую неделю я куда-то езжу: по работе, к детям, в путешествия с детьми. Дети считают, что если на отдых никуда не слетали, то каникул, вроде, и не было. Часто летаем в Азию – в Таиланд, на Мальдивы, а перед Рождеством обязательно едем на 3-4 дня в Нью-Йорк. В общем, теперь путешествую много, даже слишком много. Как говорится, бойтесь своих желаний!

Читайте также:

Как совместить семью и карьеру: десять заповедей мамы-бизнесвумен

Четыре дома Стива Джобса

Использование материалов Интернет-журнала «Элитное.ру» возможно только при соблюдении правил.