10 марта 2014

Детство и юность.

- Я родилась и выросла в Костроме, в большой семье – нас четверо детей, все девочки, – рассказывает Екатерина Румянцева. – У папы была даже теория о том, что от великих мужчин рождаются только дочки: у Карла Маркса, например, было три дочери. Папа был заслуженным художником России. Жили мы довольно обеспеченно, но родители нас не баловали. Они принадлежали к поколению, пережившему войну, не понаслышке знали, что такое бедность и голод, и нас приучали жить экономно. Игрушек у меня было немного, а карманных денег не было в принципе. Родители приучали нас с уважением относиться к деньгам и достатку, ценить то, что есть. Например, бананы мама хранила в кладовке и детям выдавала поштучно. А папа иногда говорил: «Я боюсь дать тебе слишком много, потому что когда ты вырастешь и не сможешь обеспечить себя всем, к чему привыкла, то можешь стать очень несчастным человеком».

В десятом классе я стала манекенщицей на местном предприятии «Облшвейтрикотажбыт».

В 11 лет Екатерина Румянцева занялась верховой ездой, и к 15 годам была уже КМС по конному спорту, училась в школе олимпийского резерва и планировала связать свою жизнь с конным спортом. Однако в старших классах её планы на жизнь стали стремительно меняться. Сначала она попробовала себя в роли внештатного корреспондента в областных газетах, писала на социальные темы. А в десятом классе стала манекенщицей на местном предприятии «Облшвейтрикотажбыт». После окончания школы, при выборе дальнейшего пути, чаша весов склонилась всё же к профессиональной журналистике, и Екатерина уехала из родной Костромы поступать на журфак МГУ и покорять столицу.

Модельный бизнес вместо диплома.

- В МГУ я не поступила: прошла творческий конкурс, но провалила экзамены. Зато меня взяли в первое открывшееся в Москве западное модельное агентство – Modus Vivendis. Это был 90-ый год. По меркам того времени, у моделей агентства были шикарные условия: большая зарплата, нас кормили, обучали хореографии и английскому языку. Одновременно мы участвовали почти во всех конкурсах красоты. В то время я завоевала титулы «Вице-мисс Волга» и «Мисс Кострома». А через год всё-таки поступила на журфак, но проучиться удалось недолго: в 92-ом году я покинула Россию и уехала в США работать моделью.

Вернулась в Москву Екатерина Румянцева только через восемь месяцев, ненадолго – почти сразу же уехала жить на Кипр к будущему мужу. Это была середина 90-х годов, большие состояния возникали буквально в одночасье. Почти все неожиданно разбогатевшие и наконец-то получившие свободу от «железного занавеса» россияне хотели обзавестись дополнительным жильём за границей. Многие из них останавливали свой выбор на Кипре. Муж Екатерины занимался продажей недвижимости: заключал договоры с наиболее известными кипрскими застройщиками и продавал квартиры в новых жилых комплексах, как правило, соотечественникам. Постепенно он привлёк к своему бизнесу и супругу.

- Работать на Кипре было очень интересно: мы ездили на хороших машинах, всё происходило весело, с драйвом, – вспоминает она. – Но в девяносто шестом веселье и эйфория закончились. Я разошлась с мужем и вернулась в Москву. И тогда передо мной снова встал вопрос, чем же я хочу заниматься. На тот момент мне было уже 24 года – для возвращения в модельный бизнес поздновато, а образования – нет!

Nobble Gibbons как начало карьеры.

В итоге Екатерина решила, что перспективнее и надёжнее будет продолжать заниматься продажей недвижимости. Она составила резюме и разослала его во все известные агентства элитной недвижимости.

- Резюме было не самое правдоподобное, – признаётся она. – Например, на тот момент я не знала, с какой стороны надо подходить к компьютеру, но записала себя в опытные пользователи. А в графе образование написала – полное высшее, журфак МГУ, что тоже было неправдой: университет я так и не закончила.

Резюме не помогло – во всех агентствах Румянцевой отказали. На собеседовании в компании Blackwood её интервьюировал управляющий партнёр компании Константин Ковалёв. В итоге решил не брать: высокая голубоглазая блондинка показалась ему слишком легкомысленной и излишне самоуверенной.

Я была далеко не самым дисциплинированным сотрудником: то опаздывала на работу, то могла уйти днём домой, чтобы поспать.

В результате, Екатерина Румянцева пошла работать коммерческим атташе в отель Sofitel на довольно маленькую зарплату. Совершенно случайно она нашла на полу отеля визитную карточку Nobble Gibbons – крупнейшей американской риэлторской компании в Москве. Румянцева позвонила туда и сказала, что хочет у них работать. На собеседование Екатерину пригласили, но и здесь к голубоглазой блондинке сначала отнеслись с опасением и долго не могли определиться с окончательным ответом: чтобы получить согласие будущего руководства ей пришлось пройти шесть собеседований.

- Работать в Nobble Gibbons было очень интересно: американская компания, новые технологии, клиенты – молодые, успешные предприниматели, прекрасная команда, корпоративный дух. В общем, снова было почти как на Кипре – прекрасно, весело, с драйвом. Но при этом в компании царила очень строгая дисциплина, а я, честно сказать, была далеко не самым собранным и дисциплинированным сотрудником: то опаздывала на работу, то могла уйти днём домой, чтобы поспать. Зато продавала я больше всех и была уверена, что у начальства рука не поднимется меня уволить. Руководство долго терпело моё своеволие – со мной постоянно проводили воспитательные беседы.

Воспитательные беседы не помогли, и через два с половиной года Екатерину Румянцеву из Nobble Gibbons всё-таки уволили. Сразу найти другую работу у неё не получилось:

- На рынке постоянно появлялись какие-то новые компании, но все они были ужасными – просто чёрные маклеры собирались в стаи и делали совместный, тоже далеко не белый, бизнес. А после прозрачной, белой и пушистой американской компании у меня не было никакого желания опускаться до такого болота. В моей жизни настал очередной конец света!

Бизнес без доли.

Новый виток карьеры пришёлся на 1998 год. Екатерине Румянцевой предложили открыть риэлторскую компанию её бывшие клиенты, владельцы компании «КВ Инжиниринг» Леонид Кронгауз и Игорь Брановицкий. Они на тот момент решили развивать девелоперское направление, и им была нужна структура, которая взяла бы на себя реализацию жилья. Как умела, она написала свой первый серьезный бизнес-план, и в 1999-ом году на рынке элитного жилья появилась компания элитной недвижимости Kalinka Realty.

На тот момент я ещё не «повзрослела» достаточно для того, чтобы понимать ценность акций.

Первоначальные инвестиции в компанию были весьма скромными, всего 6 тыс. долларов, а работало в ней четыре человека, включая секретаршу. К настоящему моменту из того состава остался только Алексей Сидоров, занимающий сегодня должность заместителя гендиректора Kalinka Real Estate Consulting Group.

Владели компанией на паритете Кронгауз и Брановицкий, у Екатерины Румянцевой доли не было:

- На тот момент я ещё не «повзрослела» достаточно для того, чтобы понимать ценность акций. Я хотела только получать реальные деньги здесь и сейчас. Когда мои знакомые узнавали о том, что я не акционер компании, то, конечно, удивлялись моей, скажем так, недальновидности.

В 2004 году пути Леонида Кронгауза и Игоря Брановицкого разошлись: Kalinka Realty осталась у Кронгауза, а Брановицкий вышел из бизнеса. К тому времени Екатерина уже «повзрослела» и имела свой акционерный пакет. Его размер она предпочитает не оглашать, однако раскрыла информацию о том, что в настоящее время компания принадлежит двум акционерам – ей и Леониду Кронгаузу.

В 2004 году изменилась не только структура акционеров компании, но и её цели. Появившаяся пять лет назад при «КВ Инжиниринг» маленькая компания поставила перед собой задачу – занять лидирующее место на московском рынке агентств, специализирующихся на продаже элитного жилья. Через четыре года цель была почти достигнута: на Kalinka Realty приходилось порядка 40% сделок с элитным жильём на московском рынке. Годовой оборот компании к 2008 году достиг почти 10 млн. долларов. Но эйфория продлилась недолго – всего через год Екатерина Румянцева чуть не потеряла всю компанию.

Опыт выживания.

В 2009 году семь ключевых сотрудников компании Kalinka Realty открыли собственное агентство элитной недвижимости. Ушли тихо, по-английски, предварительно скопировав клиентскую базу и забрав свои трудовые книжки из сейфа. Екатерина в тот момент гостила у родителей в Костроме и о «сюрпризе» узнала лишь через несколько дней.

В то время из-за кризиса в достаточно сложную ситуацию попали почти все агентства недвижимости – людям было не до дорогих домов и квартир. Сделок закрывалось мало. Но в агентстве Румяцевой ситуация была почти ужасающей. В офисе Kalinka Realty около трёх месяцев телефоны не звонили. Бывшие сотрудники компании перед уходом наладили перевод звонков её клиентов на свой новый офис, чтобы обеспечить себя на первое время клиентами без вложений в рекламу и маркетинг. В считанные месяцы доля Kalinka Realty упала c 40% до 5%. Стоит учесть, что в тот момент просел и сам рынок: количество сделок уменьшилось, как минимум, вдвое. В компании возник кассовый разрыв, который вполне мог поставить крест на её существовании. Сначала Румянцева поддалась эмоциям, хотела отомстить бывшим сотрудникам, но потом передумала. Гораздо эффективнее и дешевле было забыть о них и сконцентрировать все силы на выходе из кризиса.

Экономили почти на всём, за исключением рекламы: клиенты не должны были заметить того, что нас стало меньше.

Чтобы спасти компанию, Екатерина Румянцева решила отойти от оперативного управления и сфокусировала своё внимание на решении самых важных стратегических вопросов. Спасла компанию от банкротства победа в тендере на право реализации ЖК Barkli Virgin House.

- Мы поменяли концепцию этого проекта, участвовали в разработке фасадов, придумали комплексу новое название. В результате темпы продаж в этом доме заметно возросли, и нам удалось получить долгожданный cash, необходимый для выживания. К бюджету в тот момент мы подходили крайне аккуратно. Экономили почти на всём, за исключением рекламы: клиенты не должны были заметить того, что нас стало меньше. К тому же, этот шаг помог привлечь новых брокеров в компанию – к нам пришли два очень хороших специалиста с богатым опытом работы. Появились у нас в кризис и новые направления – аренда жилья, продажа коммерческой недвижимости. Kalinka выжила, и я считаю это огромным достижением, как своим, так и тех людей, которые были в то время рядом со мной.

Университеты.

В прошлом году оборот Kalinka Real Estate Consulting Group вышел на докризисный уровень, а количество сотрудников выросло до 90 человек. В планах Екатерины на текущий год – дальнейшее расширение и выход на новые рынки, открыть офис Петербурге и три – в Москве:

- Уже открыт новый роскошный офис в Жуковке, запущена работа нового подразделения по сделкам с зарубежной недвижимостью, начали работу два новых департамента – по работе с эксклюзивными объектами класса de luxe и недвижимостью сегмента «бизнес +». Возможно, в следующем году мы откроем еще пять офисов в крупных городах России. Кроме того, планируем ввести новый формат – «шоу-румы» по продаже жилья.

Компания выжила, но ситуация с ушедшими сотрудниками натолкнула Екатерину на мысль о том, что ей не хватает образования, в первую очередь, в области управления. Она прошла курс EMBA в Высшей школе корпоративного управления РАНХиГС. Учиться Румянцевой понравилось. К тому же, в период обучения она отчетливо поняла: нужно не замыкать все бизнес-процессы исключительно на себе, а уметь делегировать полномочия:

- Сейчас я готова передать управление компанией в надёжные руки. Ведь когда наёмный менеджер работает эффективно и качественно, у меня появляется достаточно свободного времени, чтобы учиться, отдыхать, придумывать что-то новое, проводить время с ребёнком. Процесс передачи запущен, но он очень болезненный и непростой.

Правда, до сих пор Екатерина Румянцева лишь единожды доверила управление компанией наёмному менеджеру. В 2012 году в Kalinka Real Estate Consulting Group появился наёмный гендиректор Ольга Кузнецова. Но проработала она в компании недолго, всего год, после чего обязанности гендиректора снова взяла на себя Румянцева. Доверить управление своей компанией другому человеку оказалось сложнее, чем понять суть проблемы.

Читайте также:

Партнёр Knight Frank Мария Котова: 10 фраз, которые брокер не должен говорить клиенту

Как совместить семью и карьеру: десять заповедей мамы-бизнесвумен

Использование материалов Интернет-журнала «Элитное.ру» возможно только при соблюдении правил.