Русский бунт вместо русского стиля или зачем застройщики приглашают западных архитекторов
24 мая 2018

Портал «Элитное.РУ» попытался понять, почему русским зодчим не доверяют даже на родине и почему такое отношение не меняется на протяжении веков

Текст: Павел Яклашкин
Русский бунт вместо русского стиля или зачем застройщики приглашают западных архитекторов

Многие шедевры русского зодчества возведены по проектам иностранных архитекторов. Даже башни Кремля построены преимущественно итальянцами. Отечественным зодчим царь Иван Грозный не доверял. Большой дворец в Петергофе, Екатерининский дворец в Москве, Смольный собор сделаны по проектам мастера Растрелли, тоже итальянца, кстати. Автор Исаакиевского собора – француз Монферран, здание Кунсткамеры и Зимний дворец Петра Первого возведены по проектам немецкого архитектора Георга Маттарнови. Прошли века: Рюриковичей сменили Романовы, Романовых – коммунисты, коммунистов – демократы. Однако предвзятое отношение к русским зодчим не изменилось: на родине им по-прежнему не доверяют.

Звезды не сошлись

Отношения звездных западных архитекторов и российских застройщиков складываются сложно. В начале 2000-х годов много шума в российской прессе наделали два амбициозных проекта голландского архитектора Эрика ван Эгераата: «Русский авангард» и «Город столиц» (на фото ниже). В Москву маэстро пригласила компания «Капитал Групп». Жилой комплекс «Русский авангард» планировалось построить в районе Якиманка. По замыслу архитектора он должен был состоять из пяти строений, которые бы доминантами возвышались над районом, обратившись в сторону Третьяковской галереи. Однако Юрию Лужкову, который в то время являлся градоначальником столицы, авангардные доминанты не понравились, и проекты зарубили. Не повезло Эгераату и с «Городом столиц». Концепция западного маэстро оказалась очень дорогой для реализации. Проект был упрощен. Это оскорбило знаменитого голландца. Он вернулся домой и потом еще долго судился с российскими партнерами.

Русский бунт вместо русского стиля или зачем застройщики приглашают западных архитекторов
Русский бунт вместо русского стиля или зачем застройщики приглашают западных архитекторов

Эрик ван Эгераат не одинок. Многие проекты западных звезд были упрощены до неузнаваемости. Так, в 2015 году на Шарикоподшипниковской улице был открыт офисный центр Dominion Tower, построенный по замыслу британской звезды деконструктивизма Захи Хадид. Строительство здания началось в 2008 году, несколько раз замораживалось из-за финансового кризиса и завершилось только в 2015 году. Однако за семь лет строительства проект лишился меняющих цвет бесшовных панелей, а также навесных горизонтальных террас, выступающих на 20 метров от несущих стен. В результате здание потеряло ощущение полета, которое лежало в основе изначальной идеи Захи Хадид, и получилось как с той птицей из шуточного стихотворения, которой отрезали крылья, ноги…

«Феррари» для сельской местности

Немного о затратах. Западные дизайнеры и архитекторы обходятся застройщикам в 2-4 раза дороже отечественных специалистов, но это не все. Девелоперам все равно приходится привлекать отечественных зодчих, чтобы адаптировать идеи европейских звезд к суровой российской действительности. То есть компании платят втридорога западному маэстро, а также доплачивают российскому архитектору, который выступает в качестве «переводчика». Россияне дорабатывают планировки и архитектурные решения, зачастую импортные материалы заменяются на более доступные, отечественные. В результате российским застройщикам довольно редко удается реализовать проект звездных архитекторов, не расплескав по дороге суть задуманного. Это как купить спортивный «Феррари», а для того, чтобы на нем можно было ездить по сельским грунтовым дорогам, приделать к нему рессоры от трактора «Беларусь». Как гоночный автомобиль машина уже не поедет, зато шильдик «Феррари» останется.

Русский бунт вместо русского стиля или зачем застройщики приглашают западных архитекторов
Русский бунт вместо русского стиля или зачем застройщики приглашают западных архитекторов

Сегодня на рынке новостроек столицы по-прежнему много проектов с участием западных специалистов. Так, «Группа ПСН» работает только с иностранными архитекторами. Проект премиального комплекса «I’M на Садовом» (на фото выше) разрабатывали два западных бюро: MLA+ и David Walker Architects. А британские архитекторы из John McAslan + Partners занимались архитектурой элитного ЖК «Полянка, 44». Их соотечественники из бюро Aukett Swanke стали авторами «Резиденция МОНЭ», реализованного девелоперским подразделением «Панавто».

Активно работают застройщики и с западными дизайнерами. Например, компания «Баркли» привлекала для разработки интерьеров в своих проектах трех европейских маэстро с мировым именем. Дизайном общественных зон в клубном доме Barkli Gallery занимался голландец Марсель Вандерс, в проекте Barkli Virgin House – Келли Хоппен из Великобритании, а в комплексе Barkli Park – знаменитый француз Филипп Старк. Чуть позже французского мэтра привлекла компания ФСК «Лидер» для создания интерьеров в жилом комплексе «Дыхание» (на фото ниже).

Таким образом, девелоперы по-прежнему готовы платить за западных специалистов. Но ведь архитектура создается на века, а значит москвичам будущих поколений придется любоваться на архитектурные сооружения западного производства.

Русский бунт вместо русского стиля или зачем застройщики приглашают западных архитекторов
Русский бунт вместо русского стиля или зачем застройщики приглашают западных архитекторов


Основатель проекта MOSS Apartments Михаил Андреев:

– Некоторое время назад многие застройщики привлекали западных дизайнеров и архитекторов к работе над жилыми комплексами, преимущественно элитного класса. Эту модную тенденцию маркетинг использовал как дополнительное преимущество и доказательство премиальности проекта в рекламе.

Но если брать реальный опыт, то зарубежные специалисты далеко не всегда помогают продажам и уж точно не влияют на статус жилья. Главная роль архитектора – спроектировать комфортное пространство, а дизайнера – создать приятную атмосферу в нем. Помимо этого, они должны предусмотреть множество нюансов (гардеробные и стиральные комнаты, размещение мебели и техники, разметку электропроводки и т.д.). В зависимости от проекта их задачи могут меняться. Проектирование нового здания и реконструкция также ставят разные задачи перед этими специалистами.

«Иногда застройщик просто “покупает” возможность использовать имя западного мэтра»

А российские реалии, российский климат и связанные с этим особенности быта, поведения, привычек, которые напрямую влияют на характеристики проекта, не знакомы западным специалистам. Тем более, большинство из них ведет проект удаленно.

Стоит отметить, что громкое имя не всегда означает, что сам именитый архитектор приложил руку к проекту. Зачастую его заменяет его команда, а иногда застройщик просто «покупает» возможность использовать имя западного мэтра. По нашему опыту могу сказать, что российские специалисты с помощью отечественных материалов могут создать пространство высочайшего качества. Поэтому дело тут не в имени, а в опыте и менеджменте.



Соосновательница студии People2People design и дизайн-бюро Candy Екатерина Семихатова:

– Привлечение западных архитекторов на рынок было хоть как-то оправдано лет 10-15 назад. В то время нашим специалистам, как исполнителям, так и заказчикам, многому стоило у них поучиться. Но в последние годы ситуация сильно изменилась и в экономике, и в сознании людей. Российские архитекторы и дизайнеры стали ничуть не хуже западных специалистов, многие учились или стажировались где-то за рубежом, если уж это так важно, а кроме того, наши, в отличие от западных конкурентов, прекрасно знают специфику отечественного рынка. Сегодня привлечение западного специалиста только облегчает работу пиар-службе.

«Сотни лет мы уверяем друг друга, что западное лучше, и это уже не просто проблема, а национальная болезнь!»

Специалисты у нас есть, а вот собственного стиля нет… Недавно меня позвали сделать два проекта в Европе. Я задумалась: а что ждут от меня, русского дизайнера, заказчики?! Ведь очевидно, что не кальки западных решений – тогда они привлекли бы местных специалистов! Я хорошо помню со школы прекрасное определение русского бунта, но могу ли я с уверенностью сформулировать определение русского стиля?! Не сложные определения, доступные ученым, а “русский стиль”, доступный всеобщему пониманию?

Ведь исторически наши художественные ноу-хау вторичны, поскольку идеи заимствованы на западе. Сотни лет мы уверяем друг друга, что западное лучше, и это уже не просто проблема, а национальная болезнь! Но если психологические моменты подчистить, то обнаружится, что у нас интересные дизайнеры, классные архитекторы и они могут делать уникальные проекты. И, что самое важное, только самостоятельно создавая нашу архитектуру в контакте с нашим творческим нутром, мы сможем нащупать своей индивидуальный национальный стиль.